Tags: ДДТ

Черный Пес Петербург или...



И среди этих богов был такой хромой пес Пиздец с пятью лапами. В древних грамотах его обозначали большой буквой «П» с двумя запятыми. По преданию, он спит где-то в снегах, и, пока он спит, жизнь идет более-менее нормально. А когда он просыпается, он наступает. И поэтому у нас земля не родит, Ельцин президент и так далее. Про Ельцина они, понятно, не в курсе, а так все очень похоже.

Generation П

– Слушай, я вспомнила!
– Что вспомнила?
– Вспомнила, кто ты.
– И кто я?
– Я читала про такую собаку с пятью лапами. Пес Пиздец. Он спит среди снегов, а когда на Русь слетаются супостаты, просыпается и всем им наступает… Точно. И еще вроде бы в северных мифах его называют «Гарм». Ты не слышал? Нордический проект – это твой профиль.

Священная книга оборотня

Что свежего в фольклоре? - спросил я. - Анекдоты есть?
- В основном про лабрадора Кони, - ответил Эдик.
- А почему про лабрадора?
- Думаете, это трусость? - усмехнулся Эдик. - Совсем наоборот. Среди нашей элиты распространено убеждение, что реальный правитель России - это древний пес Песдец, с пробуждения которого в нашей стране началась новая эпоха. В разных культурах его называют по разному - Гарм, Ктулху и так далее. Утверждают, что именно он был представлен нашему обществу как «лабрадор Кони». Имя «Кони» - это слово «инок» наоборот, что указывает на высшую степень демонического посвящения. А слово «лабрадор» образовано от «лаброс» и «д’Ор», что означает «Золотой Топор», один из титулов архистратига тьмы. Появление Лабрадора предрекал еще Хлебников в своих палиндромах - помните это смутное предчувствие зажатого рта: «Кони, топот, инок - но не речь, а черен он...» Президентская форма правления существует у нас главным образом потому, что статус президентской собаки очень удобен. Он позволяет неформально общаться с большинством мировых лидеров. Как говорится, президенты приходят и уходят, а пиздец остается...

Ампир В Вырезаные страницы.
promo joker000 december 16, 2016 21:00 43
Buy for 10 tokens
Абадонна, - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Как изменилась Москва, - произнес рокочущим голосом…

Что должна дать революция?

Африкан тем временем с видимым удовольствием отхлебнул чаю, надкусил
крекер (сладкого, видимо, и впрямь не уважал) и, прожевав, заговорил - все
так же размеренно и неспешно: – Что должна дать людям Пресвятая Революция?..

Некоторое время все вдумчиво ожидали продолжения. Потом дошло, что пауза
сделана не для красоты и что Протопарторг действительно интересуется мнением
собравшихся.
- Свободу... - кашлянув, отважился Ретивой, за что был удостоен
благосклонного взгляда.
- Верно, свободу... - как бы удивляясь слегка смекалке Аристарха,
согласился прогопарторг и пронзительно оглядел присутствующих из-под
лохматых пегих бровей. - А где ее взять?..
Кто крякнул, кто заморгал, кто потупился... Уж больно неожиданной
показалась постановка вопроса!.. В наступившей тишине отчетливо было слышно
постукивание носика заварочного чайника о края чашек - бессловесная Ника в
алой косынке шла вокруг стола и обслуживала гостей. Жуть - да и только...
- Чтобы кому-нибудь свободу, - назидательно молвил Африкан, - надо
ее сперва у кого-нибудь отнять... Иначе и давать будет нечего... А у кого?
Все выжидательно посмотрели на Ретивого. Отвечай, дескать - никто тебя за
язык не тянул...
- У колдунов?.. - безнадежно предположил тот.
- А сколько их, колдунов-то? - пренебрежительно хмыкнул протопарторг. -
Раз, два - и обчелся! Нет, если, конечно, взять порыльно, то свободы у них
много. А сгрести ее вместе - ан и нет ничего... Так что единственно
возможный выход - это отнять свободу у тех, кому мы ее собираемся дать...
Он снова сделал паузу и доел крекер. Остальные машинально прикоснулись к
фарфоровым ручкам чашек, но отхлебнуть так и не решились.
- Как думаете: отнимем?.. - полюбопытствовал Африкан, неспешно обмахнув
усы и бороду от крошек.
Сходка молчала, уставив напряженные лбы в чайные приборы.
- Не отнимем! - раздельно и веско, словно ставя камень на камень, кирпич
на кирпич, ответил себе протопарторг. - Если сами не отдадут - ни за что не
отнимем... Стало быть, надо, чтобы отдали сами... Как?.. - Он обвел сходку
лукавым всезнающим взглядом. - Клим!.. Вот ты, я слышал, принимал денежные
вклады от населения... Как ты это делал?
Клим Изузов, полный розовый блондин с личиком несколько поросячьих
очертаний, вздрогнул и вытер вспотевшие ладони о выпуклый животик.
-Н-ну... Известно... Под проценты...
- Под проценты!.. - многозначительно повторил Африкан, поднимая толстый
указательный палец. - Вот где собака-то зарыта!.. Дайте нам вашу свободу, а
мы ее потом вернем вам с процентами... И несли, Клим?..
- Ну а как же... Несли, конечно...
- А почему?
- Кризис был... - поеживаясь от неловкости, пояснил тот. - И потом, мы ж
навару больше всех обещали...
- Кризис!.. - тихонько воскликнул протопарторг, вздымая брови и
таинственно выкатывая глаза. - То есть с денежками было туговато. Вот так же
оно и со свободой! Чуть поприжмет - и повалит, повалит к нам народ, понесет
сдавать под проценты свою свободушку... А уж проценты-то мы пообещаем!..
Двести, триста... Да хоть тысячу!..
- Н-но... потом-то ведь все равно отдавать! - испуганно напомнил кто-то.
Африкан одарил спросившего отечески ласковым взглядом и снова повернулся
к Изузову.
- Клим!.. - позвал он. - Кстати!.. А ты деньги-то вкладчикам - вернул?..
Полный блондин жарко порозовел, как умеют розоветь одни лишь полные
блондины.
- Верну! - истово пообещал он. - С процентами! Честное
экспроприаторское!.. Ну не сейчас, конечно... Попозже...
- Во-от... - удовлетворенно протянул Африкан. - Так же и со свободой...
Вернем. Но не сейчас. А в светлом будущем. Ну а пока потерпите...