Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Про НВ и других....

Да, я все знаю.
Аню ты тоже послал. Она слишком тяжелая, ее никто не может вынести. Ты знаешь, Джо, о чем я.
Лишь мудак НВ мог использовать больную Аню, заставив ее сделать его смотрителем в ру-пелевин. Видимо тогда - а он тогда еще жил тут в Бездне, я и отвратилась от него напрочь, увидела его подлую сущность.

НВ — абсолютно безнравственный человек. Вот кого тебе надо сторониться.
_____________________________________________________________________________________________________________________________________




Фоса мне забанила во второй раз, НВ меня забанил во втолрой раз, Астра забанила меня навсегда в 13 раз...
Что с вами не так больные ублюдки?

(-:
promo joker000 december 16, 2016 21:00 43
Buy for 10 tokens
Абадонна, - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Как изменилась Москва, - произнес рокочущим голосом…

Записи на букву «С»

Самюэль Беккет, кажется, говорил, что если в первом акте на сцене стоит виселица, то в третьем она должна выстрелить. Смысл этих слов в том, что если вы упоминаете некую сущность в тексте вашего повествования, она должна как-то принимать в нем участие, развивать сюжет, помогать раскрываться «характерам» (так называются фальшиво-нелепые и не отвечающие ничему в реальности образы «человеков», создавать которые учит дебильная человеческая теория литературы, чтобы книги были предсказуемыми, фальшивыми и доступными разумению критиков – и их ни в коем случае не читал никто другой). В истории, другими словами, не должно быть нефункциональных элементов.
Collapse )

#Пелевин Бэтман Аполло. Сборник цитат.

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 21.

Передо мной возник Энлиль Маратович в черном спортивном костюме. Он висел в своем хамлете. Было непонятно, видит он меня или нет – а сам я не хотел его тревожить. Несколько минут прошли в тишине. А потом он открыл глаза.
– Рама! Как дела?
– Как сажа бела, – ответил я угрюмо.
– Ага, – сказал он. – Я знал, что все будет хорошо. Извини, не предупредил, что могут быть… Задержки и осложнения. Сам понимаешь…
– Понимаю, – отозвался я, – как не понять. Мне теперь надо совершить какой-то подвиг. Что это? Зачем?
Энлиль Маратович развел руками.
– У бэтмана свои причуды, – сказал он. – Тут тебе никто не поможет. Должен придумать сам.
– А вы его совершали?
– Совершал. Только не спрашивай как.
– Почему?
– Ты не можешь это повторить за мной или другими. Если я расскажу про свой опыт, я только тебе помешаю. Задачу надо решить самостоятельно. В тебе должен проснуться дух вампира.
– Но как?
– Могу только намекнуть, – ответил Энлиль Маратович. – Тебя лишили Древнего Тела. Поставь себя в такие условия, чтобы оно оказалось тебе очень нужным. Но с крыши прыгать я бы на твоем месте не стал. Не факт, что сработает. Тут нужно другое…
– Что именно?
– Сделай самое искреннее, что можешь. Вырази всю боль своего сердца и всю его страсть. И еще… Надо презреть опасность и показать силу духа. Это должно быть опасно.
Collapse )
#Пелевин

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 18.

– The Great Frequency Revolution – самый радикальный проект вампиров за последние несколько тысяч лет.
– Какая частота тут имеется в виду? Частота чего?
Аполло улыбнулся и потрепал меня по шее.
– Как это сказал русский поэт Блок? «Сердцу закон непреложный – радость-страданье одно…» Каждый такой цикл производит определенное количество агрегата «М5». Чтобы увеличить общий объем…
– Поднять частоту? – догадался я.
– Умница! – сказал Аполло. – Именно. Человеческий мозг способен переживать циклы радости-страдания очень быстро. Человек может испытывать волны полноценной фрустрации не раз и не два раза в день – а несколько раз в минуту. Вампиры знали это давно. Но было непонятно – как выйти на эти рубежи? Социальная реальность не содержит скриптов, позволяющих уму «Б» раскрутиться до максимальных оборотов.
– Почему? – спросил я.
– Войну при всем желании нельзя устраивать каждые полчаса. Даже внутренний диалог подвержен определенным ограничениям. Например, трудно заставить человека каждые пять секунд вспоминать, что он лузер и у него нет денег – хотя над этим и работают лучшие умы человечества. Это происходит максимум пару раз в день…
Collapse )
#Пелевин

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 17.

Играло что-то индийское, приятно-малопретенциозное и даже смутно знакомое: эдакие расслабушные шиваистские мантры в исполнении англоязычного хора подкуренных искателей истины второй половины прошлого века. Простенький звучок недорогого синтезатора, еще из докомпьютерной эры, вызывал доверие и симпатию к нестройному пению – и заодно к месту, где играет такая музыка.
На стенах гостиной висели изображения индийских богов, лики Будды, несколько китчеватых христианских икон (в них тоже чувствовался индусский подход к небесному) и почему-то большой портрет американской писательницы Айн Рэнд в виде BDSM-госпожи.
Айн Рэнд, впрочем, вполне вписывалась в божественный ряд, поскольку была изображена на склоне дней – и со своими черными чулками и латексным корсажем походила на аллегорию Смерти (или как минимум Чумы). В одной ее руке был кнут, в другой книга W. S. Maugham «Of Human Bondage»[28]. Если в этом присутствовал какой-то тонкий культурный смысл, от меня он ускользнул.

Collapse )
#Пелевин

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 15.

В Москве был летний вечер – бесконечная пробка во все стороны и закатные облака с нежной пилатовской каймой. Все как обычно. Смогом плохо дышать, но издалека он красив.
– Я не пойду туда, – сказал Озирис. – Не хочу перерождаться в этом серпентарии и молотарии. Я собираюсь скрыться без следа. Совсем.
– Где? – спросил я.
– В темноте и покое, – ответил Озирис. – Помнишь, как мы падали? Я хочу, чтобы все остановилось. Я хочу слиться с Великим Вампиром навсегда.
– А разве такое возможно?
– Да. Многие так делают. Кто может, конечно. Но за помощь мне у тебя могут быть неприятности. Потому что это… Ну как измена Родине. Только хуже.
– Если так, наши поймут, – сказал я. – И простят.
– Понять-то они поймут. И простят. Но неприятности у тебя будут. Так что решай. Поможешь?

Collapse )
#Пелевин

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 14.

Озирис приложил руку козырьком ко лбу и напряженно уставился в туман.
– Готовься, – сказал он. – Начинается вампокарма.
Я увидел плывущих к лодке людей.
Их было много. И выглядели они совершенно жутко. Не потому, что на них были раны, кровь или какие-нибудь трупные спецэффекты вроде тех, которыми в кино украшают зомбическую массовку.
Совсем наоборот. Их лица – и мужские, и женские – были тщательнейшим образом ухожены. Причем в одинаковой манере. Словно сначала каждое из них загрунтовали белой глиной, а потом нарисовали на нем штрихами и черточками простейшее мультипликационное лицо – счастливое, наивное и невыносимо юное. О возрасте приближающихся к нам пловцов можно было догадаться только по случайным деталям – складкам кожи на шее или пятнам старческой пигментации.
Потом я услышал что-то похожее на плач – многие из них выли, но без слез, одним горлом. И плыли они странно…
Я понял, в чем дело – они старались, чтобы вода не попала на их лица и не размыла грим. Но избежать этого было практически невозможно – и каждый раз, когда волна попадала на чье-то юное лицо и смывала его часть, обнажая морщины и складки, пловец издавал полный боли стон и исчезал под водой.
– Что с ними делать, когда доплывут? – спросил я.
– Они не доплывут, – ответил Озирис.
Так и оказалось. Несмотря на то, что плывущих было много, они тонули прежде, чем успевали до нас добраться. Даже самые быстрые и решительные все-таки исчезали под водой в нескольких метрах от лодки.
Так продолжалось довольно долго. Я стал замечать, что маски на самом деле были разными – и различались выражением нарисованных лиц. Были задумчивые, мечтательные, веселые. Но все совершенно одинаково шли ко дну.
– Кто это? – спросил я.
– Жертвы ума «Б», – ответил Озирис. – Поскольку мы вампиры, они плывут к нам как к своему источнику. Мы заставили их надеть эти маски. Теперь они хотят знать почему. Это очень древняя мистерия, Рама.
– Мы виновны перед ними?
– Конечно, – сказал Озирис. – Поэтому нам свиньи и нужны.
– Но ведь они не могут доплыть, – сказал я.
– Я давно перестал пить баблос. Нормальный вампир уже на третьей свинье бы ехал… Сейчас будет surge[22]. А потом спад…

Collapse )
#Пелевин

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 13.

Я замер в пустоте вместе со своим креслом. Напротив повис матрас с застывшим над ним Озирисом. Озирис держался за что-то вроде чемоданной ручки, которая была у матраса сбоку. Пальцы другой его руки все еще сжимали угол скатерти. Стола и рассыпавшегося по полу мусора, однако, видно уже не было.
Исчез не только пол. Исчезла вся комната.
Вокруг была очень широкая шахта с серовато-желтыми стенами – но они находились так далеко, что рассмотреть подробности было невозможно. Да и сама шахта могла быть просто оптическим эффектом в окружавшем нас густом тумане.
А потом я ощутил нечто невообразимое.
Я заметил центр тяжести вселенной. Ту точку, падение к которой началось с фокуса Озириса.
Трудно описать, каким образом я ее почувствовал. Это было похоже на способ, которым летучая мышь воспринимает физический мир – когда множество размазанных, мимолетных и противоречивых эхо-версий реальности накладываются друг на друга, создавая однозначную картину в точке своего пересечения.
Но здесь все было наоборот. Однозначность была заключена именно в этой точке, к которой как бы сходилась невероятно широкими спиралями вся реальность. А остальное, в том числе я и Озирис, как раз и было мимолетными и противоречивыми версиями бытия, которые ничего не значили и возникали на ничтожный миг.
Сперва я понял, что размазан по множеству траекторий, начинающихся и кончающихся в этом центре всего. Мое «бытие» означало, что я постоянно совершаю огромное число очень быстрых путешествий – в результате которых и возникаю. Поэтому существовать я мог только во времени – то есть, другими словами, не было ни одного конкретного момента, когда я действительно существовал. Я появлялся только как воспоминание об отрезке времени, который уже кончился.
А потом я понял еще одну вещь, самую ужасную.
Это воспоминание не было моим.
Наоборот, я сам был этим воспоминанием. Просто бухгалтерским отчетом, который все время подчищали и подправляли. И больше никакого меня не было. Отчет никто не читал – и не собирался. Он нигде не существовал весь одновременно. Но в любой момент по запросу из внешнего мира из него можно было получить любую выписку.
Collapse )
#Пелевин

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 11.

– Будда заключил с вампирами тайный договор. Договор заключался в следующем – Будда обещал не разглашать правду про цель существования человека и его подлинных хозяев. А вампиры, в свою очередь, обещали не препятствовать тем из людей, кто захочет пойти вслед за Буддой.
– Вы хотите сказать, что вампиры отпустили на свободу всех желающих?
– Человека невозможно отпустить на свободу, – сказал Дракула. – Вам должны были объяснить это во время учебы. «Свобода» – просто одна из блесен ума «Б». Вампирами двигал элементарный расчет. Они поняли, что за Буддой пойдут немногие, поскольку предлагаемый им путь противоречит фундаментальной природе человека. Они решили оставить эту дверь открытой, чтобы управляемый ими мир формально не мог считаться космическим концлагерем… Ибо во Вселенной есть много внимательных глаз, которые следят за происходящим в пространстве и времени.
– И чем все кончилось?
– Будда выполнил свою часть уговора. Он никогда не отвечал на вопросы о том, зачем существует мир и кто создал человека. Хозяева человечества оказались не столь честны. Дело в том, что предложенные Буддой практики работы с умом «Б» были настолько эффективными, что вслед за ним просветления достигло огромное число людей. Некоторые достигали его, послушав всего одну проповедь Будды. Поэтому после смерти Будды его учение было искажено, а ум «Б» был модифицирован таким образом, чтобы сделать освобождение значительно более сложным…
– А что сделали с умом «Б»? – спросил я.
– Вампиры ввели своего рода «ремни безопасности» – психосоматические механизмы, намертво пристегивающие сознание ко внутреннему диалогу, – ответил Дракула. – Но в принципе повторить путь Будды можно и сегодня, хотя и с гораздо большими усилиями. Из горизонтальной дороги он превратился в отвесную стену, так что теперь это ближе к альпинизму. Формально уговор действует до сих пор, но в наше время достичь освобождения неизмеримо сложнее.
– А в чем оно заключается, освобождение? – спросила Гера. – Вы же только что сказали, что его некому достигать.
– Суть освобождения проста, – сказал Дракула, – и совершенно неприемлема для вампиров. Человеку следует перестать вырабатывать агрегат «М5» – или, как говорил Будда, дукху. Для этого он должен постепенно заглушить генератор страдания, который он считает самим собой. Затихая, ум «Б» становится прозрачным, и сквозь него становится виден тот строительный материал, из которого построена вся фабрика боли. Этот исходный материал есть бесконечный покой, блаженство и абсолютно не нуждающаяся ни в каких действиях свобода.
Collapse )
#Пелевин