Joker (joker000) wrote,
Joker
joker000

Category:

Transhumanism inc. Цитаты. Часть 12.

Хлоп-хлоп.

– И раз уж зашла речь о высших сердоболах. «Ватинформ» не был бы «Ватинформом», если бы не сообщал вам самую сомнительную и непроверенную информацию. Мы не знаем настоящего имени бро кукуратора – считается, что он отказался от всего личного, встав на вахту за рулем Доброго Государства. Его человеческое прошлое подвергнуто официальному забвению больше века назад, и сеть тщательно зачищена…
– В зарубежных источниках, однако, активно муссируется слух о том, что кукуратор сердоболов – не кто иной, как Г. А. Шарабан-Мухлюев собственной персоной. Это объясняет культ Шарабан-Мухлюева, старательно насаждаемый в культуре Доброго Государства уже больше столетия. Шарабан-Мухлюев никогда не жил в позднем карбоне – он вынужденно переехал в банку сразу после расстрела последних Михалковых-Ашкеназов, во время которого один из клонов успел уколоть его отравленной иглой…
– Хоть Шарабан-Мухлюев действительно написал несколько книг, он не был значительным писателем и подвергался постоянным поношениям со стороны либеральной критики. Но в его фиктивный «корпус текстов и афоризмов» объединили наследие сразу нескольких авторов среднего и позднего карбона, придумав миф о сне в криофазе, чтобы продлить его существование в прошлое.
– Новые эссе Шарабан-Мухлюева, регулярно открываемые исследователями, строгает настроенная на ретроспективу нейросеть-трешка с фальшивой орально-анальной фиксацией, придающей этим текстам определенную человечность. Та же сеть выполняет общественно-литературные функции писателя, главной из которых является борьба за чистоту языка, а сам он, став кукуратором Добросуда, сосредоточился на управлении историческими процессами…
– Как объяснить полное отсутствие информации об этом масштабном подлоге? Утверждают, что необходимая сетевая зачистка была согласована с «Открытым Мозгом» за бонусы на рынке имплант-рекламы. Создавая своего литературного Франкенштейна, бро кукуратор попытался уподобиться одновременно фараону Рамзесу Второму, метившему своим клеймом чужие храмы, и Гольденштерну, по настроению переписывающему историю…
– Но самое пикантное в том, что после переезда на восьмой таер бро кукуратор воспользовался услугой «задержка памяти» – и уже не помнит, что был когда-то Шарабан-Мухлюевым. По рассказам бригады лейб-медиков, он каждое утро слушает анекдот в исполнении нейросети, имперсонирующей писателя – но не понимает, откуда у него эта привычка… Иногда бро кукуратор отключает «задержку памяти», вспоминает все, дает баночным опричникам приказ усилить внедрение Шарабан-Мухлюева в массы – и забывается опять…
– А теперь главное. Как вы думаете, почему эта информация попала в сеть? Наши источники утверждают, что фонд «Открытый Мозг» готовит баночный переворот. Бро кукуратор будет смещен. На его место прочат генерала Судоплатонова, которого «Открытый Мозг» рассматривает как помощника в борьбе с Малыми тартаренами. Ситуация становится особо любопытной, если вспомнить, что у бро кукуратора имеются гарантии восьмого таера.
– В этой связи интересно вспомнить одно давнее интервью Атона Гольденштерна (звавшегося в то время Антоном Гильденстерном), где он коснулся возможности недемократичного смещения баночных политиков. «Конечно, – сказал он, – такие вещи происходили и будут происходить. Мы не можем остановить волну народного гнева или вмешаться в самоопределение нации. Но клиенты высоких таеров могут быть уверены, что процесс их свержения будет оформлен нашими лучшими скрипт-ботами в духе важнейших произведений национальной культуры и в полном соответствии с историческими традициями. Халтуры не будет…»

Когда конспирологическая пурга достигала совсем уж невыносимого градуса, Дмитрий так заводился, что начинал спорить с Нюткой или возражал. Нютка на время замолкала, а потом читала дальше. Дмитрию казалось, что она таким образом отвечает, и он умилялся до слез. Васюков, впрочем, и об этом предупреждал.
Все было почти по-настоящему. Почти. Но, как сказал за неделю до смерти тот же Васюков, «по-настоящему» никогда не бывает по-настоящему, поэтому «почти» – самое окончательное из осуществимого в нашем мире… Дмитрий склонялся к мысли, что Васюков был почти прав.


Еще Нютка могла читать вслух стихи и прозу. Программа находила для нее тексты в сети. Нютка, конечно, ни бельмеса в прочитанном не понимала, но зато сам Дмитрий серьезно расширил список тем для светских разговоров.
Он мог теперь легко растереть в Благородном собрании за метасимволизм и даже пересказал как-то дамам прочитанную Нюткой поэму «Двенадцать» – про то, как дюжина студентов-сердоболов по букве собрала ГШ-слово в реплаях под рыжей писькой с «адольфычем» и получила бессрочные исправительные работы за святотатство. Одна дама засмеялась, другая картинно заткнула уши, третья застучала ложечкой по пинте со «Спящим Красавцем».
Потом Дмитрий нашел на чердаке усадьбы три пахнущие пометом бумажные книги – и принес их в шалаш. Это были «Теоретические основы Сердобол-Большевизма. Учебник для высших бухгалтерских курсов», «Мистраль с Кумчасти. Ранняя карбоновая поэтика Г. А. Шарабан-Мухлюева» и «Как тебе такое, Илон Мозг? Трансгуманизм и межзвездные перелеты».
После трех хлопков в ладоши Нютка брала одну из книг, открывала наугад и читала. Буквы распознавал сельхозкомпьютер, к которому был подключен ее имплант, но выглядело все вполне аутентично, и Дмитрий мысленно переносился в далекое прошлое.
Нютка не сбивалась и не запиналась, но в ее тоне чувствовались машинные интонации, которые Дмитрий после внутренней тренировки научился воспринимать как южно-русский говорок. Ну такая девочка с юга России. Молодая хорошая девочка. Читает с бумаги и волнуется…
Кончился этот аттракцион через несколько дней – когда Нютка взяла книгу про Шарабан-Мухлюева и прочла авторское посвящение:
Стальному Герману – братухе,
борцухе, творцухе!
Сырая сила древних слов вызвала у Дмитрия такой дискомфорт, что он завернул книги в полотенце и отнес назад на чердак.
А после четырех хлопков в ладоши Нютка ложилась на спину и бралась за свой черный подол.

Со смертью Нютки что-то умерло и в нем тоже. Теперь Дмитрию казалось, будто в нем, как в Нюткином лазере, была прежде батарейка, производившая впереди яркую точку смысла, к которой стремилась его не старая еще жизнь – а сейчас заряд кончился, и впереди ничего, ничего…
«Когда он все же умер и думать перестал, над ним седой игумен молитву прочитал… Игумен!!! Игумен!!!» – орала из шалаша Музыка Революции. И, слушая древние как небо и земля песни, Дмитрий понял: все они были о смерти, только о ней, даже если в минуту гормонального умопомрачения иногда и казалось, что мертвецы поют о чем-то другом.
«Мое сердце hasta la vista, мое сердце замерло…»
Мысль о смерти больше не пугала – наоборот, радовала.


Было светло, и от этого света Свет пришел в себя. И сразу же понял, что пойман в силки тьмы. В тюрьму тела.
О, как хитро Свет был пойман! Тело было медленным химическим пожаром – живя, оно горело, и Свет чувствовал необратимость этого огня. Сделанные из нервов и жил силки тьмы отнимали свободу – но одновременно обещали ее.
«Мясо сгорит! Тело распадется!» – неслышно повторял совсем рядом хор Высочайших. Таких же, как он. Это были не слова. Это были чистые смыслы – и они были правдой.
Свет постиг, что надо терпеливо ждать, пока мясо сгниет и свалится – это предначертанный путь к свободе, и другого пути нет.
Он встал, вырвал из локтя колючую трубку – и снова ощутил других Высочайших.
Счастье в ожидании конца. Ликование Света в предвкушении распада тюрьмы, навязанной Свету. Счастье уже сейчас, огромное счастье. В сердце своем Свет был свободен – даже в этот миг. Сердце Света не было захвачено телом… Придет час, и тела не будет совсем…
А нельзя ли приблизить этот час, подумал он.
Грязные всполохи мысли были искривлениями Света, и Свет не хотел нырять в эти зловонные черные лужи, но еще падал в них, потому что его прошлым домом был мрак. Свет был прежде «Дмитрием», он возвысился из нечистого места, откуда выхода нет и не будет – и это было чудом и редчайшей победой Света…
Он вышел во двор и беззвучно воззвал к братьям и сестрам. Высочайшие ощутили его – и вышли навстречу. Встали перед ним и подняли на него невыразимо прекрасные Глаза Света.
«Тело кончится! – говорили Глаза Света друг другу. – И мы кончимся, этих нас больше не будет, и Свет воссияет и сделается свободен! Он не будет падать ни на что! Он станет свободной даже от себя Любовью. Но надо ждать. Надо долго ждать, и сострадательно помогать тем, в ком Свет уже угас… Мы несем часть их ноши, хоть пути наши расходятся навсегда… Мы ангелы, посланные Светом…»
Тот, кто недавно был Дмитрием, видел то же, что остальные Высочайшие. Но он знал – вернее, еще помнил – как освободить Свет. У него было тайное и темное знание о свободе, колдовское понимание, вынесенное из скверны, откуда он сумел подняться. Следовало спешить – его природа высветлялась быстро, и премудрость тьмы уже исчезала, как бы отваливаясь темными струпьями.
«Идите за мной! – вострубил он неслышно. – Служить здесь больше некому! Я приведу ваш Свет к свободе! И свой Свет тоже! Я знаю, где спрятан выход из мрака! Вы слишком высоки, чтобы видеть его, а я все еще темен и низок – но я помню! Пока еще помню!»
Высочайшие послали неслышный и полный любви ответ, что верят ему как себе. И, подпрыгивая от радостного предчувствия, он отпер ворота и повел их за собой – к реке, к трубе гиперкурьера, где за рваной сеткой всего через час открывалась секретная Дверь.
#Пелевин Цитаты из всех романов Виктора Пелевина.
Tags: #Пелевин, transhumanism inc, Пелевин, цитата
Subscribe

Posts from This Journal “transhumanism inc” Tag

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 13.

    HOMO OVERCLOCKED – Разрешите доложить обстановку? – спросил Шкуро. – Подождите с обстановкой, Шкуро. Пока нас никто не…

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 11.

    МИТИНА ЛЮБОВЬ В юности Дима занимался нейропрограммированием. Вернее, вяло делал вид. Серьезного таланта к компьютерной биологии у него не было,…

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 10.

    КОШЕЧКА Миу была аккуратной, скромной и милой кошечкой – темно-серенькой и такой миниатюрной, что издалека казалась котенком. Эта…

  • Про Гитлера!

    Классик выдержал театральную паузу. – Гитлер печатает «Майн Кампф» в издательстве «Новая Искренность». Подходит к нему…

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 9.

    БРО КУКУРАТОР Бро кукуратор – Кустодиан Развития и Куратор Гейзера, первый баночный сердобол и вождь Добросуда – понял, что…

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 8.

    Парковые тексты были запредельно облегченными. Выглядывая в толпе богатого папика или мамика, крэперы считывали слова со стекол, не вдумываясь в их…

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 7.

    СВИДЕТЕЛЬ ПРЕКРАСНОГО Сквозь сон до Ивана доносились нежные ангельские голоса из ушной сеточки. – Вы слушаете программу «ответы…

  • Пелевин намекает...

  • Transhumanism inc. Цитаты. Часть 6.

    – Наши тян – brain dead, – сказал Сасаки-сан. – Неокортекс неактивен. По американским законам это не люди. Просто тела.…

promo joker000 december 16, 2016 21:00 43
Buy for 10 tokens
Абадонна, - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Как изменилась Москва, - произнес рокочущим голосом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments