Joker (joker000) wrote,
Joker
joker000

Categories:

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 16.

И я уже почти догадался, каким это небо должно быть – летним, выгоревшим, светло-голубым в редких белых клочьях, – когда прямо передо мной выросли два черных монаха самого неприветливого вида.
Они стояли на дорожке, по которой я шел, перекрывая ее своими телами. Их руки были сложены на груди, а лица – скрыты под темными капюшонами.
Их вид казался настолько угрожающим, что в моей руке появился шест Аида. Другая моя рука обросла щитом, а на голове сгустился шлем – этими атрибутами ныряльщика я обрастал в случае опасности рефлекторно.
Монахи прореагировали очень живо. Не теряя достоинства, они быстро попятились – даже, пожалуй, побежали назад, не опуская сложенных на груди рук и все так же обернув ко мне свои скрытые капюшонами лица. Вскоре они скрылись из виду.
Что ни говори, хорошо принадлежать к небольшому, но влиятельному древнему сообществу… Я собирался пойти по тропинке дальше – и вдруг увидел, что вместе с монахами исчезла и она: словно, убегая, они свернули ее, как ковровую дорожку.
На душе у меня стало кисло.
Но, хоть я не мог больше идти по этой дорожке, я помнил, как она располагалась в пространстве. Просто из любопытства я пошел по густой непроницаемой черноте в ту сторону, куда она вела.
Вскоре выяснилось, что монахам не удалось скрыть свои следы полностью. Я заметил в темноте огонек. Подойдя ближе, я увидел птичье перо. Оно было радужным и ярким, и светилось, как завиток раскаленного металла. Я не стал его поднимать, опасаясь обжечься.
Я пошел дальше, внимательно глядя вперед – и понемногу уже начиная прикидывать, как бы смыться из этой неприветливой черноты. Мне не особо нравилось, что вокруг то черти, то монахи. Что им, спрашивается, нужно от странника, совершенно не интересующегося подобной кодировкой?
Впрочем, причину их появления я понимал. Религиозные видения бывают во время Красной Церемонии у многих вампиров, так что у нас даже есть специальный курс «Confidence revival»[26], который я не поленился в свое время проглотить, увидев под баблосом какого-то воинственного ангела света (он походил на объятый голубым пламенем самолет-спиртовоз – и некоторое время гнался за мной, но потом отстал).
У людей есть поговорка – «с каждым сбудется по его вере». Ее обычно употребляют не к месту, в том смысле, что надо верить в хорошее, быть оптимистом, и все будет чики-чики. В действительности же смысл этих слов более прозаичен. Он в том, что наши видения – в том числе и загробная реальность – выстраиваются из наших бессознательных ожиданий. Если вы родились в реке под названием «Волга» и провели в ней всю жизнь, это означает, что в какой-то момент вы окажетесь в Каспийском море (если только Горький не врет). Забавно, однако, что люди чаще всего не вполне понимают, по какой именно реке они плывут.
Иной гражданин уверен, что путешествует по Гангу или Миссисипи, а то и вообще превратился в нильского крокодила благодаря особым духовным практикам, – а на самом деле его по-прежнему сплавляют вниз по матушке-Волге вместе с бутылками от пивасика, гнилыми бревнами и прочим сором. Чтобы разобраться с вопросом до конца и понять, во что человек верит (и верит ли вообще), ему надо умереть – и вновь прийти в себя под взглядом Великого Вампира. Тогда все проясняется довольно быстро.
Вера, увы, не зависит от того, что человек думает про себя при жизни. Она связана с заложенным в детстве фундаментом, который почти всегда сохраняется при разворотах взрослой личности. Хороший и искренний русский человек, на полном серьезе считающий себя последователем Будды, может обнаружить себя в христианском загробии по той же самой причине, по которой всю жизнь видел во время запоев маленьких зеленых чертей – а не, скажем, трехглазых гималайских демонов. Другой, полагающий себя христианином, легко может попасть под атаку свободных мемов в атеистической зоне хаоса.

Энлиль Маратович, Мардук Семенович и Ваал Петрович, сидящие у круглой стены в низких креслах, выплюнули трубочки, соединенные с идущим к моей вене пластиковым шлангом, и подняли на меня глаза. Их головы были перевернуты, и судить о мимике в полутьме было сложно, но я не сомневался, что их лица мрачны. Первое же, что я услышал, подтвердило мою догадку.
– Иштар Владимировна знает, как ты с мертвяками налево ходишь? – вкрадчиво спросил Мардук Семенович.
Только сейчас я сообразил, что этот зловещий синедрион во всех подробностях наблюдал мою встречу с фальшивой Софи. Смущение, как часто бывает, придало мне наглости.
– А я подумал, что это она и есть, – сказал я, невинно хлопая ресницами. – У нас с Ишкой так принято. И на вашем месте я бы не совался в личную жизнь Великой Мыши…
Все они, конечно, были в курсе, что я даже не вспомнил про Великую Мышь, увидев Софи. Но знать слишком много про личные пристрастия Иштар было рискованно в любом случае, так что я не сомневался, что мой совет они услышат.
Мардук Семенович и Ваал Петрович вопросительно поглядели на Энлиля Маратовича.
– В это нам лезть не надо, – сказал Энлиль Маратович. – А вот пособничество абсолютному побегу… Это дело серьезное. И судить его может только лично бэтман.
– Суд императора? – нахмурился Ваал Петрович. – Рама наш Кавалер Ночи. Будем выносить сор?
– А другого выхода нет, – сказал Энлиль Маратович. – Озирис ведь умный. Знал, что пообещать.
– Он что, меня обманул? – спросил я.
Энлиль Маратович уставился на меня немигающими глазами.
– Боюсь, что нет, – сказал он. – Но радоваться на твоем месте я не стал бы.
– Сдай вампонавигатор, Рама, – сказал Мардук Семенович.
– Пожалуйста, – ответил я. – Он все равно только на букву «С» работает. Когда новый будете выдавать, смотрите, чтобы вампотека была нормальная.
Вампонавигатор вывалился из моего рта и упал на страховочную подушку. Такое поведение было не просто вызывающим, оно было оскорбительным. Но я уже не боялся ничего.
На лицах Мардука Семеновича и Ваала Петровича проступило грустное выражение. В глазах Энлиля Маратовича тоже была печаль.
Мне показалось, что эта троица опять укладывает меня в гроб. Но в прошлый раз эта процедура была просто потешным ритуалом – хоть гроб был самым настоящим. А вот сейчас, хоть никакого гроба не было видно, все было уже всерьез. Я даже не знал, откуда у меня появилось такое мрачное предчувствие. Но оно не обмануло. Что-то укололо меня в спину.
Дальше была темнота.

– Куда я лечу? – спросил я.
– К бэтману на суд.
– Да что это за бэтман? Столько раз уже слышал, а объяснить никто не может.
– О нем не говорят без нужды, Рама. Но ты должен понимать, что если у вампиров есть империя, то должен быть и император. Бэтман – это наш высший арбитр. Добрый и мудрый пастырь, который по совместительству осуществляет верховный контроль над миром… Ты совершил серьезный проступок. Настолько серьезный, что судить тебя будет он лично. Но я думаю, обойдется. Скорей всего, он просто назначит тебе формальное испытание, и все.
– Какое испытание?
– Его называют «подвиг Аполло».
– Почему Аполло? Может, Геракла?
– Именно Аполло. Бэтмана зовут Аполло, а не Геракл.
– А что за подвиг?
– Это своего рода искупительная процедура. Со мной тоже по молодости было. Бэтман придает ей большое значение. Но сложной я бы ее не назвал.
– А в чем она заключается?
– Не торопи события, Рама. Если бэтман велит тебе совершить подвиг, это значит, что он тебя уже фактически простил. До этого еще надо дожить.
– Он нами правит?
Энлиль Маратович неопределенно пожал плечами.
– Русские вампиры за многополярность. Но бэтмана это, к сожалению, мало волнует. У нас… Как бы сказать… Неустойчиваый баланс интересов. Мы не слишком даем ему совать нос в свои дела. Но и обострять отношения ни в коем случае не хотим. Поэтому тебе следует прогрузиться кое-какой кросс-культурной информацией…

– Слушай внимательно и запоминай, – сказал он. – У них полный сдвиг на ритуалах и политкорректности. Но при этом самый важный ритуал заключается в том, чтобы ритуала не было заметно вообще и общение выглядело простым и ненапряжным. Поэтому на время визита тебе придется напрячься и довести свое лицемерие до такого градуса, где оно уже диалектически не отличается от абсолютной искренности. Понял?
Я кивнул облакам в иллюминаторе.
– «Бэтман» – это официальный титул императора. Совсем простой и очень глубокий. С одной стороны – просто человекомышь, какой становится время от времени любой вампир, переходя в Древнее Тело. С другой стороны – высший ранг на земле… Сикофанты даже расшифровывают это слово как «Big Atman»[27]. Но это, конечно, уже слишком…
– Поэтому у них кино про бэтмана и крутят? – спросил я.
– Черный Занавес at its best. Если к людям и просочится информация, что миром рулит бэтман, никто даже не удивится. Все и так это знают…
– Уже понял, – сказал я.
Прозрачные глаза Энлиля Маратовича насмешливо посмотрели на меня сквозь иллюминатор.
– А сейчас я скажу тебе кое-что новое. Знаешь, чем североамериканская Великая Мышь отличается от нашей?
– Чем?
– У нее мужская голова. Эта голова и есть бэтман.
Я выпучил глаза.
– Это что, Великий Мыш?
– Нет, – сказал Энлиль Маратович. – Тело у Иштар всегда женское.
– А зачем к нему прицепили мужскую голову?
Энлиль Маратович пожал плечами.
– Считается, что такая психика обладает божественной стабильностью. Но я бы так не сказал. Совсем наоборот – с гормонами там такое творится, что мне и представить сложно. Покойная Иштар Борисовна думала, что это у них просто вытесненный гендерный шовинизм и недоверие к женщине. Не хотят давать женскому мозгу слишком большую власть. Но это не нашего ума дело.
Я кивнул.
– Мировой император, таким образом, гермафродит, – продолжал Энлиль Маратович. – Рельный полубог. Поэтому можно также называть его «бэтвуман». А если из контекста непонятно, как следует выразиться, можно говорить «майти бэт». Только «майти маус» не скажи, наши часто так лажают.
– Угу.
– При личном общении бэтмана следует именовать в третьем лице, называя его «He or She». Вот оттуда у них вся эта ебатория в народ и просочилась…
И Энлиль Маратович тихо хихикнул.
– Он просто Аполло, или…?
– Или. Аполло Тринадцатый.
– А с какого года он правит?
– Он при делах с глубокой древности. Чуть не с Атлантиды. Проще считать, что он вечен.
– Как такое может быть?
– Они решили проблему старения шеи. Поэтому голова может жить столько же, сколько Великая Мышь. Но свой метод они держат в тайне. Чтобы реальная власть постоянно обновлялась всюду, кроме как у них.
– А где он или она живет? – спросил я. – В Америке?
– Нет. В море.
– А почему она тринадцатый, если эта голова вечная?
– Потому что Аполло пережил уже двенадцать плавучих резиденций. Эта – тринадцатая. Дом бэтмана Аполло и североамериканской Великой Мыши – авианесущая яхта. Тринадцатая по счету императорская ладья, на которой живет тот же самый Аполло, что и на первой. Именно туда ты сейчас летишь.

Я увидел за окном корабль. Огромный и черный, крайне простой формы – похожий на один из старых японских авианосцев с накрывающей весь корпус плоской палубой. У корабля наверху не было никаких выступов, антенн, труб – только эта черная плоскость, размеченная желтоватыми посадочными знаками. На ней стояло несколько маленьких разноцветных бизнес-джетов вроде того, на котором летел я.
Как только я наконец позволил себе увидеть корабль, в моей голове что-то хлопнуло, словно там взорвалась петарда, и в ту же секунду отвращение и страх прошли. Но в этот миг я понял, что мог бы прожить рядом с этой исполинской черной ладьей всю жизнь, постоянно сверля ее глазами – и так ни разу не заметил бы ее. И нечто очень похожее происходит в ежедневной реальности со всеми без исключения людьми…
А потом я увидел на носу корабля тонкое белое слово.
OMEN
– Я вижу название, – сказал я. – Это…
– Никогда никому не говори, – перебил Энлиль Маратович. – Это касается только тебя. Не вовлекай в свою судьбу других.
Я кивнул.
– И еще, – сказал Энлиль Маратович. – Стюард даст тебе чемоданчик. Лично передашь его от меня бэтману. У него немного улучшится настроение.

#Пелевин
Tags: #Пелевин, БЭТМАН АПОЛЛО, Пелевин, цитата
Subscribe

Posts from This Journal “БЭТМАН АПОЛЛО” Tag

  • Бэтман Аполло XIV. NEMO.

    - Приветствую Император. - И тебе не хворать, Рама. Чего беспокоишь старика? - Все вампиры уходят в банки, я последний остался курирую проект.…

  • Записи на букву «С»

    Самюэль Беккет, кажется, говорил, что если в первом акте на сцене стоит виселица, то в третьем она должна выстрелить. Смысл этих слов в том, что…

  • Сознание

    Появление сознания как трансфизического эффекта связано с квантовой неопределенностью – точнее, с ее схлопыванием. Исходная неопределенность…

  • Современная философия

    Перед ней стоят две основные задачи: апология применения боевой беспилотной авиации и философское обоснование понятия «активист». На все…

  • Симулякр

    Симулякр есть некая поддельная сущность, тень несуществующего предмета или события, которая приобретает качество реальности в трансляции. К примеру,…

  • СРКН

    Религия денег, несмотря на свою абсолютную победу во всех странах мира, не имеет сегодня конкретного объекта поклонения. Это связано с тем, что…

  • Столица

    Самым точным аналогом «столицы» является введеное американским антропонавтом К. Кастанедой понятие «assemblage point»…

  • Сквернословие

    Ваш мозг – это лингвистический компьютер плюс личная киностудия. Независимо от того, хотите вы этого или нет, киностудия снимает короткие…

  • Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 24.

    Я заметил в дальнем углу автобуса ментовские трофеи: черно-желто-белый щит с многобуквием «Требуем уравнять русских в правах с…

promo joker000 december 16, 2016 21:00 43
Buy for 10 tokens
Абадонна, - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Как изменилась Москва, - произнес рокочущим голосом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments