Joker (joker000) wrote,
Joker
joker000

Categories:

Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 8.

– А сейчас смотрим завершающую последовательность, – сказал Энлиль Маратович. – Пока телепузики не расчехлились…
Он хлопнул в ладоши.
Свет погас, и я опять увидел на экране Кедаева – тот положил фотографию на полку и повернулся ко мне.
– Я могу лезть?
Я кивнул.
– Мы прощаемся?
– Да-да, Салват Авессаломович. Полезайте. А я пойду.
Кедаев еще раз поглядел на меня – как мне показалось, с легким подозрением.
– И что будет?
– Вы уснете, – сказал я. – А потом проснетесь.
– Точно проснусь?
Я улыбнулся.
– Даже не сомневайтесь.
– Тогда прощайте, – сказал Кедаев. – И спасибо, конечно, за труд. Всех благ. Впрочем, они у вас и без меня есть…
– Идите с миром, Салават Авессаломович. Было приятно иметь с вами дело. Удачи в делах.
Кедаев скрылся за штабелем досок. Я вышел из сарая, отошел от него подальше и провел языком по щетинкам некронавигатора. Мир вокруг стал расплываться, словно я смотрел на него сквозь залитые дождем линзы. Четким оставался только сарай, где был Кедаев. Я сделал еле заметное движение руками, и сарай накрыло ковчегом – огромным пустотелым каменным кубом. На кубе был высечен древний барельеф: зубастая пасть, занимавшая почти все место, крохотный нос и два круглых глаза. Говорили, что это ягуар, но мне он больше напоминал зайца на ахуяске, который начал трип с того, что по-вангоговски отрезал себе уши – и орал теперь от боли.
Я поднял руки вверх.
Ковчег послушно взмыл и повис в пустоте. Он был таким огромным, что стоять под ним было страшно даже в лимбо. На его углу появилось бронзовое кольцо. С кольца свесился толстый желтый шнур с биркой на конце. На бирке возникла цифра «17».
Вот так. Раньше людей ужимали до пепла. А сейчас – просто до цифры.

– Куда едем, кесарь? – спросил Григорий, поворачиваясь ко мне от руля.
Севший рядом с Григорием Эз посмотрел на него с недоумением, а потом тоже обернулся, чтобы поглядеть на меня. Остальные два француза были заняты разговором и ничего не заметили.
– В клуб, – сказал я.
– Почему «кесарь»? – спросил Эз. – В России что, такой обычай?
Я вздохнул.
– Нет, просто у меня такой шофер. Он профессор теологии из Кишинева. Постоянно занят спасением души. Главным образом моей.
Эз покосился на Григория, словно на гремучую змею, и снова повернулся ко мне.
– Зачем это тебе?
– Он от любого стресса вылечит, – ответил я. – Всегда умеет создать еще более сильный.
– Слово правды доходит до самого черного сердца, – подтвердил Григорий.
– Он что, нарывается? – спросил Эз.
– Я не нарываюсь, – отозвался Григорий. – Я его смиряю. У меня работа такая.
– Угу, – сказал я. – Я официально тебя прошу, Григорий, не зови меня больше кесарем. Отдавай богу богово в менее навязчивой форме. У нас гости из Франции. Не позорь Россию. А то решат, что у нас тут рабовладельческая формация.
– Скорее родоплеменная, – ответил Григорий. – С элементами кровососательного феодализма.
– Вот, – сказал я, – весь день так.
Эз улыбнулся.
– Мы недавно были в Мексике, – сказал он. – Там один старый вамп сделал себе выезд как у императора Гелиогабала. Ездит по поместью в коляске. А тянут ее голые женщины, у которых упряжь соединена с кожаным бюстгальтером. Сам уже не может ничего – так решил их хоть за титьки напоследок подергать. Но ты, Рама, всех переплюнул. Не удивлюсь, если со временем это войдет в моду. Но пока скажи своему шоферу, что, если он еще раз откроет рот, я его убью, выпью его ДНА и поведу машину сам. Хоть терпеть этого не могу.

Мы уже подъехали к клубу. Кончились последние сосны, раздвинулись темные створки никак не помеченных ворот, мимо проплыл КПП, потом дорога нырнула под землю, и в глубине подземной стоянки замерцали синим неоном слова:
HAUTE SOS
– Почему «высокий СОС»? – спросил меня Тар. – Эз говорил, что это в ста метрах под землей.
– Азы дискурса, – сказал я. – Низ это верх, а истиный свет – тьма. Спускаясь в подземный мрак, мы выходим в свет и встречаем высшее общество… Следует фиксировать такие моменты в названиях и эмблемах.

– Слушай, – сказал Тар, когда мы вошли в лифт, – я слышал, тут убили какую-то халдейскую свинку. Голову оторвали. Девушка-богомол.
– Было такое.
– Вы правда, что ли, жертвы до сих пор приносите?
– Blood libel, – ответил я устало.
– А разве халдеев сюда пускают?
– Только обслугу, – сказал я. – Халдейский лифт на другой парковке. Для них сделали несколько залов, чтобы чувствовали близость к начальству. К нам они пройти не могут. А вот некоторые наши к ним ходят. Для свинства. У них там персидская пошлость с икрой и кокаином. Русалки в бассейне, поющие кариатиды, амуры. И даже атланты – плечи расправляют только так…

Народу в зале было немного – в основном в дальнем углу, где в воздухе мерцал подрагивающий киноэкран на длинных шлейфах водяного пара.
Зрители, валявшиеся на широких восточных диванах под висящим в воздухе прямоугольником света, вызывали у меня почти классовое отторжение. Это были наши гламурные боги, вампиры моего возраста или немного старше – так называемая красная молодежь, главной обязанностью которой было красиво прожигать жизнь между ритуальными приемами баблоса. Смотрели последние «Сумерки». Иногда раздавался хохот. Чуть пахло марихуаной и любовными секрециями человеческого тела – феромоны здесь распыляли специально, чтобы поддержать в пресыщенных гостях хотя бы вялый интерес к празднику жизни.
Их работа, впрочем, была ничуть не проще моей, поскольку никто из них не был уверен, что прожигает жизнь действительно красиво. Они постоянно нуждались в экспертной оценке и одобрении, совсем как дети. Встреча с французами (которые, в отличие от них, не были тунеядцами) была для них чем-то вроде экзамена – и французы, разумеется, это знали.

Чтобы оправдать слово «библиотека», здесь имелась и полка с книгами. Но их было всего две – «Феллацио за круассан» Палены Биркин и «Двадцать лет под Немецкими Кроватями» Владимира Камарина. Первую, вероятно, отобрали за изысканный слог, а вторую – за фамилию автора (вампиры ценят все, что хотя бы отдаленно ассоциируется с комаром – нашим традиционным символом мимолетной и зыбкой земной красоты).
Как по мне, то книг было многовато. Камарина я бы еще оставил. А вот Палену Биркин выкинул бы вместе со всеми ее литературными достоинствами. Что это вообще такое – «литературные достоинства»? Нечто, определяемое в литературных кругах? Но стоит ли считаться с мнением пошлых, завистливых и некрасивых людей о том, какие комбинации слов являются эстетически совершенными? Их экспертиза ценна только в области их профессиональной специализации – организации наногешефтов, сопровождающихся микроскандалами.

Я был настолько растерян, что послушно уткнулся в меню.
Из него просто сочился халдейский креатив – название каждого блюда было заключено в маленький стишок, набранный мелким шрифтом.
Первым пирожным, попавшимся мне на глаза, было тирамису. Возле картинки, изображавшей что-то вроде рентгенограммы детского скелетика в сейфе, чернели расходящимися лучами строки:
маленький мальчик залез в холодильник,
маленькой ножкою тронул рубильник.
вот уже сопли замерзли в носу,
нет, не доесть ему ТИРАМИСУ
Слово «тирамису» было выделено цветом и размером – видимо, с целью показать, что на заказ принесут именно тирамису, а не замерзшие детские сопли. Кажется, подумал я, халдеи искренне верят, что их хозяева желают каждую секунду вдыхать человеческую боль. Или не верят, а знают… Искать, с чем они зарифмовали чай, я не стал.

Софи положила ладонь на мою руку, и я понял, что она хочет поговорить о чем-то важном.
– Скажи, ты помнишь второго комара с ДНА Дракулы? Которого ты взял на память?
– Еще бы, – сказал я.
– Он у тебя?
– Нет. Какое там. Отобрали после первого контрольного укуса.
Софи разочарованно вздохнула.
– Зачем же ты отдал?
– А как я мог не отдать? Сказали, ценнейший памятник национальной культуры. Должен находиться в спецхране. Я думал, мне за это хоть баблоса дадут. Щас… Выписали моральное поощрение.
– Какое?
– Какую-то премию Совета Нечестивых. Называется «Сумрак и Блаженство». Или «Блаженство и Сумрак».
– А что это такое?
– Даже не знаю, – сказал я. – Мне намекнули, что хорошим тоном считается не приходить на вручение, ну я и не пошел.
– Вряд ли ты много потерял, мой бедный мальчик…
Она провела пальцами по моим волосам.
– Я не мальчик, – сказал я, – и ты это хорошо знаешь.
Она засмеялась. Но я видел, что известие про комара с ДНА Дракулы ее расстроило.
– А зачем тебе второй комар? – спросил я.
– С этими комарами связано нечто совершенно непостижимое.
– Что именно?
– Эти комары на самом деле из лимбо. Но их каким-то образом можно взять с собой в физическое измерение.
– Как такое может быть?
– Я сама не знаю. Дракула уже давно ушел из этого мира. Но мертвым в человеческом смысле его назвать нельзя. Видимо, его печалит, что большая часть его великих знаний осталась недоступна живым. И он нашел способ посылать из лимбо подобие приглашений. Чтобы его можно было навестить…

– Все было по-настоящему, – сказала Софи. – Но в лимбо. В замке Дракулы граница между реальностью и лимбо размыта. Это не совсем физическое пространство. Почти как Хартланд. Именно поэтому туда посылают для инициации.
– А другие раньше получали этих комаров?
Софи кивнула.
– Они много раз попадали в мир. Но не обязательно из этой спальни. Возвращающийся из замка вампир иногда привозил оттуда комара с ДНА Дракулы. Он помнил какую-то историю, которая с этим связана – но история была просто сновидением. А вот комар с ДНА был настоящим. И вампир мог встретиться с Дракулой в лимбо.

У дверей в библиотеку стояли Эз, Тар и Тет – и несколько прожигателей смерти, как любили называть себя наши гламурные боги, чтобы отделить себя от человеческой золотой молодежи. В руках у них были фигурные стаканчики с красным «Tomato Virgin» – главным хитом сезона. Из чего следовало, что никто из них на Красную Церемонию не приглашен – водку перед баблосом не пьют.
Эз спорил с одним из наших гламурных лоботрясов (кажется, его звали Аргус) – а остальные внимательно их слушали, стараясь не проронить ни капли драгоценного французского дискурса. Впрочем, Аргус, кажется, побеждал в споре – у Эза был раздосадованный и смущенный вид.
– Великий Вампир точно не пидарас, – повторил Аргус.
– Ну а как же миф о Ганимеде? – спросил Эз.
– Не пидарас. Я это доказать могу как дважды два.
– Это будет интересно, – сказал Эз. – И как же?
– Я в Лондоне был недавно. У них там религиозные люди хотели дать рекламу на двухэтажных автобусах. Что от гомосексуализма при желании можно вылечиться. А мэр запретил. Потому, сказал, что пидарасы обидятся.
– Ну и что?
– А до этого какая-то атеистическая контора пустила на тех же автобусах объяву – «There’s probably no God»[19]. И ничего. Мэр не возражал.
– А какая тут связь? – спросил Эз.
– Прямая. Если бы Великий Вампир был пидарасом, лондонский мэр обосрался бы на автобусах такие вещи про него писать. Что его нету. Неужели непонятно?
Эз углубился в обдумывание аргумента, который показался мне неожиданно глубоким – причем именно на метафизическом уровне. Я буквально ощутил, как изогнулся его легкий французский ум под чудовищным нажимом русского дискурса.

#Пелевин
Tags: #Пелевин, БЭТМАН АПОЛЛО, Пелевин, цитата
Subscribe

Posts from This Journal “БЭТМАН АПОЛЛО” Tag

  • Записи на букву «С»

    Самюэль Беккет, кажется, говорил, что если в первом акте на сцене стоит виселица, то в третьем она должна выстрелить. Смысл этих слов в том, что…

  • Сознание

    Появление сознания как трансфизического эффекта связано с квантовой неопределенностью – точнее, с ее схлопыванием. Исходная неопределенность…

  • Современная философия

    Перед ней стоят две основные задачи: апология применения боевой беспилотной авиации и философское обоснование понятия «активист». На все…

  • Симулякр

    Симулякр есть некая поддельная сущность, тень несуществующего предмета или события, которая приобретает качество реальности в трансляции. К примеру,…

  • СРКН

    Религия денег, несмотря на свою абсолютную победу во всех странах мира, не имеет сегодня конкретного объекта поклонения. Это связано с тем, что…

  • Столица

    Самым точным аналогом «столицы» является введеное американским антропонавтом К. Кастанедой понятие «assemblage point»…

  • Сквернословие

    Ваш мозг – это лингвистический компьютер плюс личная киностудия. Независимо от того, хотите вы этого или нет, киностудия снимает короткие…

  • Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 24.

    Я заметил в дальнем углу автобуса ментовские трофеи: черно-желто-белый щит с многобуквием «Требуем уравнять русских в правах с…

  • Бэтман Аполло. Цитаты. Часть 23.

    Из автозака вылез офицер в кителе и фуражке – судя по всему, нечто вроде штабного центуриона. – Что там? – спросил он хмуро.…

promo joker000 december 16, 2016 21:00 43
Buy for 10 tokens
Абадонна, - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Как изменилась Москва, - произнес рокочущим голосом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments